Заселение. Вторая волна – «иногородние».

В 1868 году было обнародовано самое значительное по последствиям правительственное решение, привлекшее на Кубань огромную волну крестьянских переселенцев. Согласно этому решению, всем подданным империи разрешалось селиться на казачьих землях, приобретать собственность, не испрашивая на то согласия станичного общества, участвовать в сходах по вопросам, имеющим отношение к иногородним. По мысли правительства, эти меры были направлены на устранение замкнутости казаков и включения войсковых земель в общероссийский рынок.


Приказ Кубанского областного правления о размежевании земель в Закубанском краю и об отводе участков земли переселенцам охотникам в потомственную собственность. Екатеринодар, 5 октября 1871 года. Копия документа из фондов Лабинского музея.

К тому времени на Кубань потянулись первые «поезда» с переселенцами. Семьи охотников (добровольцев) ехали на юг с опаской, памятуя о совсем недавно окончившейся Кавказской войне. С другой стороны, их манили новые земли и новые возможности, а еще наивные представления о том, что на Кубани без особого труда из сухой трости, посаженной в землю, вырастет дерево.

Лабинская остро нуждалась в трудовых руках, в мастеровых и предприимчивых людях. Земледелие, в отличие от скотоводства, требовало больших физических затрат. «Значительная часть рабочих рук мужского пола была занята военною службою и отбыванием общественных повинностей. Иногородние же, получив право селится на казачьих землях, не от хорошей жизни хлынули на Кубань. Имея на родине нищенские земельные наделы и ничтожные сторонние заработки с оплатой в день по 15-50 коп., на Кубани им платили до трех и более рублей». (Л.М. Мельников. Иногородние в Кубанской области. – Екатеринодар, 1900 г. – С. 78). Поэтому приход иногородних в станицы был выгоден не только казакам, но и в первую очередь самим новым переселенцам.

Из центральных губерний: Курской, Московской, Рязанской, Воронежской, Тамбовской; из северных: Архангельской и Олонецкой; из южнорусских: Полтавской, Харьковской, Екатеринославской, а также из Эстонии и Лифляндии приехали сюда предки многих лабинцев. В своих обозах новые жители везли не только детей и домашний скарб, но еще материалы и инструменты для собственного дела. В большинстве своем эти ранние переселенцы конца 60-х – начала 70-х годов XIX века и составили класс кустарей и ремесленников, которыми впоследствии так славилась Лабинская. Женщины и старшие дети нанимались на работу поденщиками. Как правило, в казачьих семьях принимали таких работников как членов семьи. Стол был общим, а в конце сезона производили расчет. Часто казак-хозяин наделяли работников еще и подарками: платками, кусками мануфактуры на фартук или платье и пр. Нередко стоимость подношений оценивалась в приличную сумму. Но щедрые домохозяева не жадничали. Доброе отношение наемного работника сулило казаку в будущем надежный трудовой резерв для расширявшегося хозяйства. Обидеть наемных рабочих в казачьей среде считалось большим грехом.

Примечательно, что в городе до сих пор живут семьи бывших переселенцев-крепостных, которые с благодарностью из поколения в поколение передают рассказы о жизни предков в помещичьих усадьбах, из которых после отмены крепостного права их прадеды выехали в Лабинскую станицу. Многие помещики давали своим крепостным не только основы грамотности и мастерства, но и развивали в крестьянских детях творческие способности. Вот одно из воспоминаний, не так давно записанных в Лабинске:

«….представьте, дедушка и бабушка имели четырехклассное образование, потому что помещик в имении, где жили их родители, учил детей. У дедушки был музыкальный слух, и его научили играть на скрипке, да! Вот вечером, когда заканчивался тяжелый день, они приходили в эту хату, в этот зал, бабушка садилась за штопку, а дедушка за скрипку и начинал играть, а бабушка потихонечку пела». (Записано со слов Кулик Валентины Александровны)


Снимок «иногородних», обретших вторую родину в Лабинской. Фото конца XIX века. Из фондов Лабинского музея

...

Продолжение следует...


Автор: Виталий Якубов, научный сотрудник Лабинского музея

Смотрите также
Фильм «Это надо живым. Лабинский Мостовской районы» стал победителем всероссийского конкурса «Федерация»
В марте 2018 года сотрудники Лабинского музея приняли участие в работе над одной из серий телевизионного проекта «Кубань-24» «Это надо живым. Лабинский Мостовской районы» (автор Денис Сопов, режиссер Оксана Байванова).
На Фелицынских чтениях говорили об актуальных проблемах выявления и сохранения объектов археологического наследия
С 23 по 25 октября в Краснодарском краевом музее работала юбилейная межрегиональная научно-практическая конференция 20-е «Фелицынские чтения».
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.