Внутри станичных стен в 1850-е годы

Внутри станичных стен в 1850-е годы

Внешне в первые двадцать лет своего существования Лабинская мало чем отличалась от других линейных поселений. В центре ее находилось свободное пространство, на котором весной 1842 года построили молитвенный дом. Так возникла Церковная площадь, служившая пунктом общего сбора в случае нападения горцев на станицу. На ней располагались колодец, коновязь, сторожевая вышка, штаб и дом начальника 2-ой бригады и кордонной линии. От площади к выездным воротам станицы расходилось несколько улиц и переулков около 9 м шириной для проезда (сетка этих улиц и до сих пор сохранилась в центральной части города). Со стороны Лабы от набегов горцев станицу ограждали оборонительные двойные плетни (свободное пространство между которыми засыпали землей) и густые заросли терновника. В фасадах оборонительных валов были прорезаны бойницы, а в четырех их углах располагались артиллерийские батареи. Выход за пределы станицы без вооруженного сопровождения был смертельно опасен.

Казачий пикет. Рисунок XIX века.

Северные ворота Лабинской находились в описываемый период примерно на пересечении современных улиц К. Маркса и Октябрьской. До недавнего времени здесь еще сохранялся маленький домик, служивший в былое время сторожкой для охранника ворот. Далее оборонительный вал и ров проходили по улице Октябрьской до ее пересечения с улицей Свободы. С южной стороны границей служила современная улица Садовая. Овощные огороды находились как внутри, так и за пределами огражденного пространства. Территории, где сегодня располагаются районы «Черемушек», здания налоговой инспекции или консервного завода, в ту пору отстояли далеко от укрепленных станичных стен. Они использовались местным населением под покосы или как пастбища для обширного станичного табуна и стада.

Будни и праздники казака-лабинца

Не стоит напоминать, что двадцать лет жизни на Линии были настоящим подвигом для всех поселенцев. То время кратко, но очень рельефно отобразил в своей книге кубанский историк Л.Я. Апостолов.

Вот, как он описывал жизнь станичного обитателя на Лабе: «Положение этих станиц в первое время после поселения было гораздо хуже станиц старолинейных. Они были со всех сторон окружены озлобленным, фанатичным населением, сторожившим их беспрестанно. Весь режим обыденной жизни казаков был распределен по барабану, даже за водой они должны были выходить под прикрытием вооруженной силы, и то не ежедневно. О каком-либо хозяйстве и речи быть не могло, вследствие чего население питалось казенным провиантом. От нападения черкесов жители не имели отдыха ни днем, ни ночью: но это не останавливало от дальнейшего… заселения ее русскими». (Апостолов Л.Я.. Географический очерк Кубанской области. – Краснодар: Традиция, 2010. – С. 241)



На сторожевой вышке. Раскрашенная литография по рисунку Л.Е. Дмитриева-Кавказского



К сожалению, ранний период станичной истории почти не сохранил деталей, показывающих бытовую сторону жизни казака-лабинца. Благодаря публикациям последнего времени, более-менее можно представить хронику военных событий, развивавшихся вокруг нее. Но сухое перечисление только героических моментов оставляет ощущение неполноты. Всегда интересно узнать, что занимало местного обывателя в период между боевыми операциями внутри укрепленных стен. Конечно, не трудно догадаться, что чаще это были домашние или хозяйственные заботы. С другой стороны понятно, что не только этим жив человек.


Подворье линейного казака 1870-х гг.

Среди суровых будней военной действительности жизнь не затихала. С момента поселения завязалась кое-какая торговля и с горцами и внутри самой станицы среди казаков. Своим вниманием не оставляли Лабинскую армянские купцы (жители Армавира), торговавшие тогда по всей линии. В свою очередь лабинцы не сидели за станичной оградой: ездили со своей продукцией и в Ставрополь, и в Прочный Окоп, где еще Засс учредил регулярные ярмарки, происходившие торжественно в сопровождении военного духового оркестра. В тот начальный период еще не были прерваны связи с родней, оставшейся на Старой линии и в других местах, откуда прибыли в станицу поселенцы. Это добавляло двигательной активности всему строю местной жизни.

Одним из приятных моментов бытия мужской части населения станицы была верховая охота. В лесах над Лабой водились крупные звери: кабаны, олени, козы. Весною и летом особенное удовольствие доставляла охота на перепелов.



Другим не менее популярным развлечением считались состязательные скачки со стрельбой. Проводились они на площади перед церковью, собирая большое количество «охотников» (желающих) и зевак. Соревнования были рассчитаны, в основном, на станичную молодежь. Это нехитрое развлечение линейных казаков было разрешено в станицах командиром отдельного Кавказского корпуса Г.В. Розеном, «дабы казаки не потеряли воинственного духа и честолюбия». Правда постепенно игры были отменены из-за того, что скачки и стрельба стали производиться «в веселом духе» (т.е. в нетрезвом состоянии) и без соблюдения осторожности.

Не были безучастными статистками к жизни станицы и казачьи жены. Имея волевой характер, казачки никогда не считали себя слабым полом. Весь станичный быт держался тогда исключительно на женских плечах. Когда мужья бывали в постоянных походах или в секретах, или «в дежурстве», все заботы по воспитанию детей, содержанию дома и скотины, и даже полевые работы ложились на плечи женщин. Эти лабинские «амазонки» были не из робкого десятка, в случае нападения горцев станичницы могли постоять за себя и за свое добро. Большинство казачьих жен были отличными наездницами. Нередко выезжая из Лабинской на полевые работы, они переодевались в казачью черкеску, и таким видом вводили в заблуждение горцев.

...

Продолжение следует...


Автор: Виталий Якубов, научный сотрудник Лабинского музея

Смотрите также
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.