+2 °С облачно
$ - 56.39 руб.
€ - 69.02 руб.
Меню
Регистрация

Станичное самоуправление

В дореволюционных станицах основным хозяином был казак-воин, казак-земледелец. Здесь была его семья, земля, могилы предков. Находясь в эмиграции, казаки так описывали административное устройство линейной станицы: «…каждая станица управлялась станичным сбором выборных стариков, т.е. - станичным парламентом. В него избирался один казак от 10 дворов. Избран мог быть любой казак-хозяин, достигший 25-летнего возраста, и окончивший четырёхлетний срок своей действительной службы… Выбирались обыкновенно люди солидных лет, как опытные в своем хозяйстве и станичных делах, чтобы быть примером другим… Исполнительная власть находилась в руках станичного атамана. Атаман избирался закрытой баллотировкой (закрытым голосованием) членов станичного сбора на три года… В станичные атаманы выбирались только хорошие хозяева, люди серьезные, честные, обыкновенные видные вахмистра и урядники… Атаману избирали двух помощников. Два писаря, один по строевой, другой по хозяйственной части... Приглашались два урядника – инструкторы для обучения молодых казаков… Для ведения хозяйственных станичных дел, для контроля над израсходованными суммами и для разных коммерческих дел, выбирались два доверенных старика… Для разбора разного сорта жалоб и даже для разбора семейных дел – выбирался станичный суд, из самых серьезных стариков, пользовавшихся неоспоримым авторитетом в станице, который все делал по совести и по внутреннему своему убеждению». (Ф.И. Елисеев «Первые шаги молодого хорунжего» под ред. П.Н. Стрелянова (Калабухова – М.: Рейтар, 2005 – С. 50-53) 


Парадный снимок казаков-лабинцев, сделанный на Церковной площади в 10-х гг. ХХ в. Из фондов Лабинского музея

Приведенное описание дает, конечно, шаблонный образец станичного самоуправления. На деле каждая из них, в зависимости от размера, народонаселения и финансовых возможностей имела собственные особенности. Здесь уместно заметить, что по численности населения, после городов Екатеринодара, Ейска, Майкопа и Армавира, станица Лабинская была самым крупным поселением в Кубанской области. В 1912 году в ней по данным «Кубанского сборника» только официально проживало 32 221 человек. Для сравнения, в Армавире к этому времени насчитывалось 37 220 жителей. (Кубанский сборник, Т. 17. – 1912 г.) Вследствие такого положения, по решению Станичного Схода, количественный состав Лабинского правления был шире. Обыкновенно в это число входили еще и церковный староста (или ктитор), казначей, а также особые доверенные схода по различным делам. Дополнительно избирался вахтер, ведавший общественным магазином (где хранилось общественное зерно на случай неурожая). Станичный суд имел в своем составе троих выборных судей, из этого числа один – самый достойный – избирался председателем. Лица неказачьего сословия, но имеющие имущество в станице, принимали участие в сходах, но только в тех случаях, когда затрагивались их интересы. 

Старинное здание станичного правления и место, где у его крыльца собирался сход казаков-хозяев частично сохранились до нашего времени, изменившись при этом до неузнаваемости. Сейчас в бывшем правлении размещается один из отделов Лабинской милиции. В неказистом, скучном на вид здании на углу улиц Ленина и Советской, трудно распознать сразу прежде импозантный общественный дом. Свой привлекательный внешний вид и значение он терял с той же быстротой, с какой в советское время пытались забыть о «тяжелом наследии царского режима», который он собою символизировал. Теперь, за грубо сложенной кирпичной кладкой исчез его нарядный беленый фасад, с ярко акцентированными строгими наличниками. Прежде большие светлые комнаты с высокими потолками, окнами и дверями, с печами-каминами разделили на темные коридоры и небольшие кабинеты. В былые времена, служившие украшением дома филенчатые «столярной работы» парадные двери, широкое крыльцо с выходом на площадь и изящный кованый навес над ним уничтожили. А ведь само это крыльцо, выражаясь современным языком, было своего рода материальным символом станичной демократии. Его ступни представляли собой общедоступную казачью трибуну, с которой любой домохозяин мог свободно высказываться по всяким обсуждаемым станичным делам. С крыльца оглашались и «приговоры» схода и указы станичного, отдельского, областного и центрального начальства.


Общий вид бывшего Лабинского станичного правления в 50-е годы ХХ в. Фото из фондов Лабинского музея

Еще в ранний советский период эта часть площади подверглась перепланировке, а чтобы окончательно изгладить из общественной памяти любое напоминание о ее былом предназначении, напротив правления разместили трансформаторную подстанцию. 

К сегодняшнему дню от памятного места, на котором с 1860-х годов шумел станичный сход, «где родилась и откуда пошла Лабинская» (Записано со слов Ковалева Павла Яковлевича) и, каковое без преувеличения можно назвать колыбелью казачьего самоуправления, не осталось и следа. В начале 1920-х годов Лабинский ревком переименовал Церковную площадь в Советскую, а вскоре - и в площадь Свердлова. Правда, до сих пор не известно, за какие заслуги перед станицей? Может быть, в благодарность за организацию расказачивания? Возможно, как человеку, санкционировавшему убийство Николая II и его семьи, которого почитали и лично знали казаки-конвойцы, проживавшие в Лабинской? 

Многие годы Церковная площадь была духовным, военным и административным ядром станицы. Со времени основания Лабинской и до начала 1920-х годов на ней происходили важнейшие для станицы исторические события. В период Кавказской войны на площади размещался штаб начальника 2-й Бригады и Лабинской линии. Осенью 1861 года на этом месте станица принимала Государя Императора Александра II. В 1896 году – наказного атамана Я.Д. Маламу, в 1914 – последнего Кубанского атамана М.П. Бабыча, в 1895 - 1899 годах и позднее - епископа Ставропольского и Екатеринодарского Преосвященного Агафадора (Преображенского). Не раз проездом в свое Псебайское имение в Правлении и на площади бывал Великий Князь Сергей Михайлович, двоюродный дядя Императора Николая II. Летом 1918 года на Церковной площади революционеры жестоко расправились с казаками – участниками Троицкого восстания и их семьями… 

Такую богатую на события и лица историю имеет это достопримечательное для лабинцев место. 

В марте 1888 года состоялось последнее в досоветский период административное деление Кубанской области. Станица вошла в состав Лабинского отдела с административным центром в Армавире. При этом продолжая оставаться местом дислокации штаба Лабинского полкового округа. Такое решение до начала 1920-х годов формально закрепило исторически сложившееся экономическое и культурное тяготение обоих поселений, а военно-стратегическое значение Лабинской еще раз подтверждено.

...

Продолжение следует...


Автор: Виталий Якубов, научный сотрудник Лабинского музея

Галерея

Смотрите также
Лабинский район. Страницы далекого прошлого
В статье речь пойдет об освоении территории Кубани в эпохи каменного, бронзового веков, а также о следах, оставленных древними племенами на территории района и сохранившимися до наших дней.
О кубанской охоте и о посещении великим князем Сергеем Михайловичем Романовым ст. Лабинской
Есть в предгорье Кавказа, в небольшом поселке Псебай деревянный домик, названный в народе "царским". В конце XIX - начале XX веков здесь, на лабинских землях, располагалась Царская или Кубанская охота.
Михизеева Поляна - Кубанская Хатынь
Одна из самых трагических страниц оккупации Кубани связана с расстрелом мирных жителей и уничтожением лесного поселка Михизеева Поляна.
В 1918 году в станице Вознесенской организовали детский приют
Заведующая церковно-приходской школой М. Зубова и учительница Е. Цетович собирали по станице беспризорных детей и забирали к себе домой.