+14 °С облачно
$ - 61.32 руб.
€ - 75.65 руб.

Промышленность станицы

В конце XIX века Россия входила в период экономического подъема. В это время одновременно с развитием торговли происходило формирование промышленного потенциала. Процесс этот затронул станицу самым активным образом. 

Анализ дореволюционной местной индустрии можно сделать на примере наиболее успешно работавших отраслей. В Лабинской развивалось мукомольное, маслобойное, поташное, кожевенное и кирпичное направление внутренней переработки. Крупных заводов было немного. Самые известные и высокодоходные предприятия принадлежали: братьям Захаровым, А.И. Бурханову, В.А. Березину, В.А. Посконину, И.А. Ржехину и «Обществу кавказских химических заводов». 

Наряду с ними функционировали и мелкотоварные предприятия, такие как водяные мельницы А.П. Маркова, П.Ф. Орлова, И.И. Лапшина, Ф.А. Ревякина, маслобойные заводы С.М. Ломагина, братьев Михненко, кожевенные заводы Е.Ф. Титовского и Д.П. Мясникова, кирпичные заводы З.М. Солодухина и Д.Л. Чернобровкина. Чугунно-литейные мастерские товарищества «Труд», токарно-литейные мастерские Сергачева и Фейфара. Действовали и совсем небольшие кустарные предприятия, как например, сундучная мастерская В.И. Темнова, столярная мастерская А.А. Ремнева, переплетно-линевальная мастерская А.Г. Чугунова и др. 

На крупных станичных заводах использовался труд квалифицированных специалистов, приказчиков и наемных работников. На таких производствах было занято в среднем от 25 до 50 человек. В мелкотоварном производстве было задействованно от 10 до 20 рабочих. Обычно, всем процессом там руководил сам хозяин. В ходе кустарного процесса вся работа выполнялась ремесленником в одиночку. Очень редко использовался наемный труд. Иногда работу осуществляли сыновья кустаря или ученики-подмастерья, обучавшиеся ремеслу «по взаимному договору» бесплатно или за возможность «пользоваться столом». 

Большинство из перечисленных станичных производств возникло в 1890-е годы. Особняком в этом списке стоят маслобойные заведения братьев Захаровых, появившиеся много раньше и к тому времени уже прошедшие первую модернизацию. Выработка муки и подсолнечного масла были главными, а по времени возникновения и самыми ранними отраслями местной промышленности. По данным статистики, к 1917 году станица использовала в своем маслобойном производстве силу 29 гидравлических прессов. Станичные мельницы и маслобойки с лихвой покрывали запросы внутреннего потребителя в муке и подсолнечном масле, а поэтому большую часть своей продукции вывозили на внешние рынки. 

Очень важно заметить, что местное маслобойное производство способствовало возникновению химической промышленности, а позднее – и деревообработки. Известно, что поташ добывался из пепла стеблей и корзинок подсолнечника, а для транспортировки масла раньше использовались деревянные бочки. 

В начале Первой мировой войны промышленное производство переживало кризис. В Лабинской от него сильнее всего пострадали владельцы кирпичных заводов. Причины спада известны – мобилизация мужского населения и, как следствие, уменьшение числа рабочих рук, падение спроса на товары некоторых отраслей, перебои в снабжении с сырьем, а также расстройство железнодорожного сообщения. Совокупность этих обстоятельств на короткое время затормозили экономический рост. Но к 1916 году усилиями Правительства положение стабилизировалось. Были введены государственное регулирование и милитаризация промышленности. Такой комплекс мер неожиданно положительно повлиял на экономические показатели местных заводов и фабрик. Получая заказы от Военно-Промышленных комитетов, успев модернизировать предприятия и имея местную сельскохозяйственную базу, они оказались в выгодном положении. Так что поговорка «нет худа без добра», при всей ее циничности, очень подходит для иллюстрации положения в местной экономике периода Великой войны. 

По данным «Кубанского календаря» на тот период в Лабинской насчитывалось более 300 производственных и торговых предприятий. Таким образом, заложенный еще в досоветский период экономический потенциал впоследствии послужил основой для развития индустрии современного города Лабинска. 

Маслобойные заводы Захаровых 

Со времени возникновения местной перерабатывающей промышленности локомотивом этой отрасли были заводы семьи Захаровых. Осенью 1873 года есаул Алексей Стефанович Захаров открыл один из крупнейших в Кубанской области маслобойных заводов с гидравлическим прессом. А уже к середине 1880-х годов производил на нем около 1000 пудов подсолнечного масла в год на сумму в 5-6 тысяч рублей. Завод размещался на «Воробьевке», за протокой, рядом с домом отставного есаула. В семейном производстве принимали участие и сыновья Алексея Стефановича, которые, получив образование, стали войсковыми офицерами. Осенью по мере поступления сырья маслобойка Захарова открывала сезон, а с прекращением завоза семян производство останавливалось. В горячий осенне-зимний период на заводе было занято до 10 рабочих. С утра вереницы казачьих бричек привозили сырье и ожидали своей очереди у ворот маслобойки.



Фирменный конверт маслобойного завода П.А. Захарова. Оригинал. Из фондов Лабинского музея



Расчетная квитанция маслобойного заведения П.А. Захарова от 22 декабря 1918 г. Копия. Из фондов Лабинского музея


К 1897 году дело перешло в руки сыновей Захарова, Василия Алексеевича и Петра Алексеевича. В стране - экономический подъем, и дела фирмы братьев Захаровых шли неплохо. Производство постоянно расширялось и модернизировалось. На улице Красной, рядом с заводом, были построены два элегантных особняка, в модном в ту пору эклектичном стиле. В настоящее время в одном из них размещается заводская администрация. При домах разбили роскошные сады с цветниками, аллеями, фонтанами, беседками, редкими видами деревьев и электрическим освещением. На речной протоке летом устраивали купальни. В 1910-1912 годах заводы вновь модернизировали. В.А. Захаров расширил свою часть семейного дела мучной торговлей и постройкой мельницы, которые давали ему дополнительно 50 тыс. рублей годового оборота. В 1915 году общий денежный оборот Лабинских предприятий братьев Захаровых был равен 945 883 рублей, а число рабочих, занятых в производстве, доходило до 100 человек. В 1917 году производительность Захаровских маслобоек достигла 28 тонн масла в сутки. Собственный дом совладельца фирмы «Братья Захаровы» В.А. Захарова. Фото 50-х гг. ХХ в. Из музея Лабинского маслоэкстракционного завода

При такой постановке дела братья не зазнавались, были и щедрыми благотворителями, и радетелями о просвещении, и деятельными членами станичного общества. В 1920 году, после национализации предприятий, Захаровы покинули станицу. Большая часть семьи уехала в эмиграцию, по непроверенным сведениям, кто-то остался в России. Новым хозяевам оказалось не под силу содержать особняки, цветники и фонтаны: к нашему времени от «райского семейного уголка» не осталось почти ничего. 

В рассматриваемый период среди маслобойных производств мануфактурного типа в станице выделялся завод А.И. Бурханова. В 1915 году на предприятии трудилось 25 рабочих, а годовой оборот этой фирмы был равен 60 тыс. рублей. Теперь информация о деятельности производства ограничена только этими сухими цифрами статистики, но память о заводе и о семье Бурхановых кое-где еще всплывает в разговорах о давно ушедшей старине. 

Химическое производство 

В дореволюционный период в станице действовало два химических производства. Одно из них принадлежало «Обществу Кавказских химических заводов» - крупнейшему на юге России монополисту в области выработке поташа. Второе – фирме купца И.А. Ржехина – небольшому, но динамично развивавшемуся семейному делу. 

«Общество Кавказских химических заводов» 

Созданный в самом конце XIX века одним из братьев купеческого семейства Галаниных поташный завод располагался на северо-западной окраине станицы. У самого леса, если перейти неглубокую протоку Лабы – Яловую, возникло небольшое предприятие. В качестве сырья для производства поташа здесь использовалась подсолнечная зола, которую на телегах, в мешках, привозили селяне из близлежащих станиц и хуторов. Приемкой сырья заведовал приказчик. Он набирал золу в жмени, сдавливал ее в кулаке и так определял количество поташа, содержащегося в ней. Здесь же происходил и расчет. 


Лабяная протока в районе поташного завода П.И. Галанина. Фото 50-х гг. ХХ в. Из частного собрания

В 1905 году рядом с заводом был построен просторный кирпичный дом, под железной крышей с деревянной летней верандой. Вокруг дома посадили фруктовый сад. Галанин предполагал постройку дома для проживания собственной семьи, но кипучая деятельность не позволяла ему долго находиться в станице. Со временем в доме поселилась семья управляющего заводом. В наше время в нем располагается бухгалтерия ЗАО «Химик». 


Особняк владельца поташного завода П.И. Галанина (постройка 1905 г.). Фото 50-х гг. ХХ в. Из семейного фотоархива Матвеевых

В 1908-м году хозяин модернизировал поташный завод. Попутно с поташом и щелоком, на нем стали получать сернокислый и хлористый калий, который использовали как удобрение в сельском хозяйстве. Уже тогда качественный поташ, произведенный в станице, поставлялся на экспорт в Германию, для производства тугоплавкого и оптического стекла. К тому времени завод стал давать своему владельцу 75 тыс. рублей годового оборота. 

В сентябре 1909 года газета «Голос Москвы» писала: «… с целью борьбы на иностранных рынках против усиленной конкуренции Соединенных Штатов кавказские производители поташа и других химических товаров объединяют свои отдельные предприятия в одно, организуя для этого акционерное общество…» («Голос Москвы». - 23 сентября 1909). И уже в 1910 году «Общество Кавказских химических заводов» (ОКАХИЗА) начало свои действия, объединив 12 крупнейших поташных производств, в это число вошел и завод, располагавшийся в ст. Лабинской. Общество монополизировало производство и сбыт поташа на Северном Кавказе. По своему качеству «Кавказский», как его тогда называли, поташ сильно превосходил тот, что производился в других губерниях России. Его использовали при производстве стекла, при окрашивании и в фотографии. Имея, как соучредитель общества географически обширные деловые связи, Петр Иванович Галанин, наезжая в станицу, успевал заниматься еще и общественными делами. Известно, что накануне Первой Мировой войны, он состоял попечителем нескольких станичных учебных заведений. 

В 1915 году на поташном заводе было занято 19 рабочих, но, к тому времени его годовой денежный оборот (по сравнению с началом 1910-х годов) снизился на 12 тыс. руб. и составил 63 тыс. руб. Пока трудно назвать точные причины падения производства. Вероятно, они связаны с известными событиями середины 1914 года и однобокой внешнеторговой ориентации завода. Ведь, с началом Великой войны поставки германским потребителем поташа были прекращены. К 1917 году правление ОКАХИЗА, исходя из потребностей военного времени, приняло решение по ускоренному переоснащению производства на изготовление перманганата калия. Новый марганцевый завод использовал в процессе переработки руду, доставлявшуюся из губского месторождения. В середине 30-х годов ХХ века производство перманганата калия было прекращено из-за его высокой себестоимости, и завод перешел на изготовление потребительских товаров химической промышленности. 

Поташный завод И.А. Ржехина 

До национализации 1920-го года еще один крупный поташный завод располагался в девятом квартале станицы (пока не удалось установить его точное местонахождение). Предприятие принадлежало семье купца И.А. Ржехина. Поташ (углекислый калий), производился на нем нехитрым способом. Особенности технологии не сохранились, но, вероятнее всего, это был метод нейтрализации с последующим выпариванием и высушиванием. В 1910 году завод давал большому семейству Ржехиных 35 тыс. рублей годового оборота. Поташ и щелок, производившийся на предприятии Ржехиных, применялся в мыловарении, стекольном производстве и фотографии. Повышенный спрос и богатая сырьевая база способствовали развитию завода. К началу Первой мировой войны предприятие усовершенствовали, и к 1917 году на поташном заводе Ржехина трудились 17 рабочих. Годовой денежный оборот фирмы был равен 63 тыс. рублей. Сын купца Ржехина, Петр Иванович, состоял членом попечительского совета Лабинской женской гимназии. Дальнейшая судьба предприятия и семейства Ржехиных неизвестны. 

Станичное мукомольное производство 

Под общим названием «мельница» в Лабинской работала дюжина семейных предприятий мелкотоварного и мануфактурного типа. Мукомольное производство по времени возникновения – самое старое в станице. Оно существовало уже в 60-е гг. XIX века. По своему типу мельницы разделялась на ручные (такой была самая первая, упомянутая в документальных источниках мельница, находившаяся на некотором расстоянии от станицы у южных ее ворот), конные, паровые и водяные. Отличительной чертой местного мукомольного производства было то обстоятельство, что значительная часть станичных мельниц использовала в процессе помола силу воды. Близость реки с ее протоками, речушками, а чаще специальными отводами делало производство муки на таких предприятиях достаточно выгодным делом. 

Одна из первых и крупных лабинских водяных мельниц принадлежала А.П. Березину, а позднее его сыну В.А. Березину. В 70-80-х годах XIX века эта мельница перерабатывала зерно не только станичного производителя, но и принимала на помол пшеницу от жителей окрестных станиц. Мельницу обслуживали 14 рабочих. В ту пору Березинская мельница входила в число крупных мукомольных производств мануфактурного типа Кубанской области. Позднее хозяева модернизировали свое предприятие, и мельница стала производить на разных схемах технологического процесса несколько сортов муки. К 1909 году на ней работал 32-хсильный нефтяной двигатель, а годовой оборот предприятия составлял 55,3 рублей. Довольно значительные мельницы в станице принадлежали В.А. Захарову и А.П. Маркову. На каждой было занято от пяти и более рабочих, а последняя сохранилась до наших дней и известна как 70-ая мельница. 

Исключительно эффективно функционировало в станице мелкотоварное производство муки. Небольшие семейные «мукомолки» преимущественно располагались вдоль речной кручи, иногда под ней – «на низах», на лабяных протоках и запрудах. Открывало череду мельниц и маслобоек производство, находившееся за пределами Лабинской – у речушки по дороге на станицу Владимирскую (до настоящего времени оно не сохранилось). За ним следовало другое, третье, - и так до «Орловой мельницы», что существовала за Тюремной площадью. Казалось, любые кризисы, войны и нестроения были нипочём этому делу, востребованному при любых перипетиях жизни. К началу ХХ века семейные мельницы стали теснить более крупные конкуренты. Однако, «мукомолки-работяги» не сдавались. По данным на 1915 год в станице действовало семь мелкотоварных мельниц. 

Устойчивый рынок сбыта, небольшие транспортные расходы, скромные затраты на рабочую силу и современное для своего времени оснащение – главные факторы, влиявшие на эффективность небольших производств. Немалую часть оснащения мельницы собственники покупали за границей, главным образом, в Швейцарии и Германии. На таких семейных «мукомолках» работали сами владельцы с сыновьями, а в случае необходимости брали одного-двух помощников. Оплата помола принималась как деньгами, так и натурой: зерном или мукой. При потребности допускалась отсрочка. Показательным примером благополучного фамильного дела могут служить мельницы Ф.А. Ревякина и П.Ф. Орлова. Годовой оборот первой – 3800 рублей, второй – 6 000 рублей. Рядом с мельницей хозяева построили собственные дома и заняли землю на перспективу развития производства. 

Еще одна известная станичная водяная мельница и маслобойка принадлежали семье Михненко и находилась «на низу». Преуспевавшее дело дополнялось небольшой бакалейной торговлей, так что общий годовой денежный оборот семейства приближался к 7 000 рублей. Теперь от этого производства и даже от речушки, на которой оно существовало, не осталось и следа. До нашего времени сохранился большой семейный дом, который стоит на пересечении улиц Сочинская и 40 лет Октября.


Жилой дом братьев Михненко. Современный вид.

Пока не удалось установить место расположения водяных мельниц И.А. Колбасенко, И.И. Расторгуева, В.И. Козелла, Н.И. Коробова. Но сохранились лаконичные отзывы современников, давшие характеристику станичным мукомолам: «Хозяева мельниц были люди богатые, трезвые, основательные, хорошо знающие дело». (Записано со слов Фирсовой Тамары Григорьевны). 

К осени 1920 года большая часть из этих людей потеряли не только дело и родной кров, а были вынуждены, спасая себя и семью, навсегда покинуть станицу. 

.....

Продолжение следует...


Автор: Виталий Якубов, научный сотрудник Лабинского музея



Смотрите также
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.