Местное офицерское общество

Из имеющихся источников известно, что образовательный, имущественный и религиозный состав населения в Лабинской даже в ту пору был довольно разнообразен. Помимо семей линейных казаков в ней были расквартированы кадры воинских подразделений, состоявших из рядовых солдат и прикомандированных офицеров. Как складывалась частная жизнь этих людей теперь можно узнать из немногочисленных мемуаров, оставленных участниками Кавказской войны. С помощью этих расказов, а еще архивных источников и материальных памятников прошлого можно составить общую картину жизни офицерской среды. Для исследователей неоценимыми по значимости являются крохи устных преданий, еще хранящиеся в семьях лабинских старожилов.


Унтер-офицер одного из полков Кавказской войны. Походные рисунки Горшельта, 1896 год.

Активные военные действия, происходившие на Новой линии в середине XIX века, приводили к частой ротации солдатских и офицерских кадров в Лабинской. На такое положение оказывало влияние и то, что к 1846 году станица, хоть и не формально, стала координационно-штабным центром для всей кордонной линии. По воспоминаниям одного из молодых военных, направленных в распоряжение командира 2-ой бригады в 1840-х годах, большинство прикомандированных на Линию, пытались осесть в Лабинской, где «было на службе более офицеров и большой круг общества». Эти действующие и отставные армейские чины составляли костяк станичного общества того периода.

По вечерам «благородия» сосредотачивались по частным квартирам, чтобы скоротать время в теплой компании. Музицирование, танцы, карточная игра, бесконечные рассказы из военной жизни, местные новости, а иногда - дискуссии на политически опасные темы заполняли вечера. За разговорами время пролетало незаметно, и господа офицеры нередко засиживались за полночь. Подобный дружеский круг, оторванный от большого мира, помогал отвлечься от военной и жизненной рутины и объединял сослуживцев.

«Развитое общество» собиралось около 1847–55 гг. на приветливый огонек в домах постоянно проживших в Лабинской штабс-капитана Шатилова и инженера Шателена. За ужином, приготовленном подчас с виртуозным изяществом, с хорошим вином, в веселой атмосфере, не иссякали споры о политике, философии, литературе и музыке. Вообще обо всем, что волновало интеллигентную публику в середине XIX века. По отзывам гостей, время от времени заглядывавших к хлебосольным хозяевам, на этих лабинских застольях, в отличие от «скучных» окружавших станиц, можно было найти «хороший и порядочный круг знакомств», состоявший из прикомандированных офицеров кавалерийских полков: братьев Шпаковских, Казадеевых, Чугаевича, Ерещенко, Бунина и др.

Титульный лист «Военного сборника», в котором впервые были опубликованы воспоминания А.И. Шпаковского.

В Лабинской, находившейся тогда почти «на краю света», было приятно найти компанию задушевных людей, по-отечески встречавших прикомандированную молодежь. К таким относились смотритель местного госпиталя Христич, комиссионер (посредник в торговых сделках) Добровольский, один из воинских начальников майора Чирца. Говоря об этих личностях, иного прилагательного как «добрейший» в местной среде того времени не употребляли.

Обрывистый берег Лабы у «старой крепости». Современная фотография

....

Продолжение следует...


Автор: Виталий Якубов, научный сотрудник Лабинского музея

Смотрите также
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.