+28 °С облачно с прояснениями
$ - 63.27 руб.
€ - 73.48 руб.

Мемориальные места и памятники

К концу XIX века станичное общество постепенно осознало мысль, что у Лабинской есть собственная история. Прошло 50 лет со времени основания станицы. Уходило в вечность героическое поколение первых поселенцев. В зрелый возраст вступали даже те, кто родился и вырос уже в Лабинской. Эти обстоятельства настойчиво требовали обратить внимание на сохранение всего, что станица считала для себя нравственно, исторически и материально значимым. Осознанная мысль постепенно привела к действиям по сохранению местной славы и старины в монументальных символах. В дореволюционные период эти чаяния нашли свое выражение в двух мемориальных знаках: один – «в память 200-летия Кубанского казачьего войска», другой – «в честь казаков-лабинцов за Веру, Царя и Отечество павших». Но не только в них. 

В сознании казаков-лабинцев все то, что ассоциировалось с подвигами предков, имело высочайшую ценность. Поэтому общественным авторитетом оберегались от ретивых прожектеров-застройщиков важнейшие для станицы исторические места: территория бывшего Махошевского укрепления, Церковная площадь с мемориальным Николаевским храмом и захоронениями при нем; хата, где размещался штаб бригады и Лабинской линии (хотя в ту пору уже находившиеся в частном владении); почетный некрополь казачьих офицеров при Успенской церкви, военно-мемориальная зона на общестаничном кладбище (теперь на этом месте городская поликлиника и кварталы улицы Коммунальной). Причем для сохранения всей этой группы почитаемых мест в то время не было нужды создавать какие-либо бюрократические указы. О них знали и их берегли «всем миром». 



Домик на бывшей Церковной площади, в котором в 50-е - 60-е годы XIX века размещался Бригадный штаб Кавказского линейного, а позднее Кубанского казачьих войск. Это на первый взгляд неприметное строение в центре города имеет важное историко-мемориальное значение. В нем неоднократно проводились совещания начальников кордонной линии. После завершения военных действий дом был передан в собственность бригадного писаря Ф.Л. Гусева, а в 1870-м году продан им семье крестьянина, переселенца из Рязанской губернии В.Н. Фирсова. До настоящего времени принадлежит потомкам этой семьи. Современная фотография

С приходом в Лабинскую советской власти началась планомерная работа по вытравлению из памяти и сознания населения всего того, что составляло славу и гордость казачьей станицы. Из общего вышеприведенного списка до настоящего времени сохранилось немногое. Кое о чем мы постарались упомянуть по ходу повествования. Но на двух памятниках стоит остановиться подробнее. 

Мемориальный знак в честь 200-летия Кубанского казачьего войска 

Год 200-летия войска был ознаменован большими юбилейными торжествами и установкой памятных знаков в Екатеринодаре и некоторых населенных пунктах области. В небольшое число таких поселений вошла и Лабинская. Тогда местное общество откликнулось на общевойсковой юбилей по-лабински широко и щедро: с ревностной мыслью, «чтоб у нас было не хуже, чем у других», постановив устроить в станице памятник. По «приговору схода» на общественные суммы и доброхотные пожертвования осенью 1896 г. памятный обелиск был установлен на Церковной площади. Этот первый, скромный по размерам мемориальный знак, размещался за алтарной частью Николаевской церкви, как раз на том месте, где сейчас стоит скульптура «Хозяйка медной горы». Внешне памятник представлял собой четырехгранную прямоугольную тумбу, на котором стоял обелиск, увенчанный круглым шаром и двуглавым орлом. К основанию монумента вели высокие ступени, а на пьедестале начертаны слова, прославлявшие события и личностей, творивших войсковую историю. При большом стечении народа мемориальный знак открыли, а в дни особых войсковых торжеств у его ступеней нес вахту станичный караул. 


Мемориальный знак в честь 200-летия Кубанского казачьего войска. Был установлен на Церковной площади по «приговору» станичного схода в 1896 году. Рисунок-реконструкция О. Бережной.

Демон разрушения, терзавший новых вождей из стансовета, не пощадил казачьей старины. В начале 1920-х гг. памятник снесли, как «идеологически вредный осколок кровавого режима». 

Памятник казакам-лабинцам за Веру, Царя и Отечество павшим

Предыстория появления в станице памятника «героям-лабинцам» (а именно такое название закрепилось за ним в современном речевом обиходе) следующая. В 1911 году Императором Николаем II был издан указ: «Об увековечивании памяти о подвигах военных чинов, павших героями служебного долга во славу Царя, Отечества и Веры Православной». Во исполнения воли Государя Наказной атаман Кубанского казачьего войска М.П. Бабыч в приказе за № 87 от 27 марта того же года предписывал подготовить списки «убитым, умершим от ран и без вести пропавшим в войнах» (начиная с 1792 года) жителей станиц, генералов, офицеров и нижних чинов.

К сентябрю 1911 г. Лабинским правлением запрашиваемые бумаги были подготовлены и отправлены в Армавир в канцелярию атамана отдела. В результате работы нашлись имена 60 героев-лабинцев от времени заселения «сложивших живот на поле брани». Но местные административные власти решили не ограничиваться устройством мемориальных досок только в помещении Николаевской церкви (как это предлагалось областным начальством), а задумали поставить в центре Лабинской настоящий памятник, на плитах которого были бы увековечены не только имена павших героев, но и запечатлены для памяти потомков события осени 1861 года, относящиеся ко дню Высочайшего посещения станицы Государем Императором Александром II. Таким способом, военно-героическая и государственно-монархическая идея, по мнению организаторов, могли быть слиты воедино в одном монументе. Место для его сооружения без колебаний выбрали самое почетное – на стыке Церковной площади и центральной станичной улицы, что должно было напоминать потомкам о том, какой дорогой ценой было приобретено «довольство и благополучие, которым мы с вами пользуемся» (цитата из указа М.П. Бабыча). 

В конце августа 1912 г. на чугонно-литейном заводе Товарищество «Труд» были отлиты плиты. А в начале сентября, к моменту завершения монтажных работ, памятник представлял собой прямоугольный постамент с тремя высокими ступенями в основании, на котором покоился такой же четырехгранный усеченный обелиск (до нашего времени не сохранился). Вершину которого венчал бюст Государя Императора Александра II. Надпись на одной из граней напоминала о пребывании в станице «незабвенного монарха». На четырех плитах, закрепленных в нижней части тумбы, были начертаны имена героев, погибших в Кавказской войне и при защите станицы с 1841 по 1864 гг., а так же в русско-турецкую компанию 1877-1878гг. Не забыли упомянуть и двоих безвестно погибших казаков. Запечатлели на плитах имя станичного атамана того времени Александра Стефановича Алименьева, который своим личным активным попечением способствовал появлению мемориального знака.



Общий вид памятника казакам-лабинцам во Славу Царя, Отечества и Веры Православной павшим. Станица Лабинская Кубанской области. В день открытия, сентябрь 1912 г. Фото из семейного архива Звездуновых.



Одна из мемориальных плит памятника «героям-лабинцам».

Точного числа открытия памятника установить пока не удалось. Исследователи предполагают, что таким днем могло быть 22 сентября 1912 года - дата Высочайшего утверждения названия станицы. По воспоминаниям очевидцев на Церковной площади были построены войска и при стечении народа в присутствии официальных лиц, духовенства и гостей после молебного пения монумент был открыт. Позднее вокруг соорудили художественной работы кованую ограду, и в таком виде он простоял до прихода советской власти. 

Строители «новой жизни» свою историю писали с чистого листа, «с царями и их героями» им было не по пути. Бюст Александра – Освободителя сбросили с постамента и разбили на куски. А тумба с мемориальными плитами «начала скитаться» по разным углам переименованной Церковной площади. 

....

Продолжение следует...


Автор: Виталий Якубов, научный сотрудник Лабинского музея

Из материалов Лабинского музея истории и краеведения им. Ф.И. Моисеенко




Смотрите также
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.