Культурная жизнь: зрелищные и развлекательные заведения

Театр 

В 10-е годы ХХ века одной из самых популярных форм станичного времяпровождения было посещение «биографов» и театра. Несмотря на широкую доступность кинематографа, этого нового в ту пору развлечения, он так и не вытеснил из сердец лабинцев искренней преданности сценическому искусству. Теперь трудно передать словами общую атмосферу театромании, что царила в кругах интеллигентной станичной публики на рубеже веков. Она бурлила, переживала, воздыхала, возносила и ниспровергала одновременно все то, что происходило вокруг станичной сцены. Критические комментарии по поводу последней постановки, грядущие гастроли и околотеатральные сплетни волновали и отцов семейств и экзальтированных гимназисток. Каждый вышеначальник мнил себя знатоком сценического искусства, а некоторые наиболее восприимчивые особы женского пола полагали, что «вечерняя премьера лучшее средство от мигрени» (записано со слов Щербининой Клавдии Ферапонтовны). 



Запечатленный на снимке элегантный молодой человек, по воспоминаниям старожилов, был известен в станице как страстный поклонник сценического искусства. Из частной коллекции



Три задушевные подруги, большие любительницы прекрасного, не пропускавшие ни одной премьерной постановки в местном театре. Из частного собрания

Абсолютно точно известно, что в конце XIX века небольшое здание станичного театра было центром притяжения для местных любителей сцены. Как отмечали знатоки-старожилы, театр в Лабинской возник по общественной инициативе, но был построен на средства одного из станичных купцов, как коммерческое заведение, приносившее доход своему владельцу. В ту пору на его сцене выступали по большей части заезжие антрепренеры, зато в свободное время на подмостках «блистала» станичная артистическая группа. Все актеры, певцы, музыканты, гримеры, парикмахеры и бутафоры были из среды местных же любителей прекрасного. Для большинства из них вознаграждение за труд не было основным источникам пропитания, но благородная идея «служения музам» и то почтение и обожание, что выказывали лабинцы своей любительской труппе, было много дороже меркантильных интересов. 

Иван Васильевич Козлов, с 1908 по 1920-е годы дирижер и заведующий музыкальной частью (хор и оркестр) Лабинского театра. Из частного архива

Внутренне пространство театра состояло из фойе, буфета, зрительного зала, балкона, сцены и небольших гримуборных для актеров. Самые престижные места находились в партере. Взять туда билеты было делом не простым, зато стоячий «входной» на балконную галерку или на приставной табурет в зале, мог получить любой гимназист бесплатно или за символическую сумму. В антрактах зрители обменивались впечатлениями в фойе или саду, другие – заполняли театральный буфет, где предлагался традиционный ассортимент подобных заведений: бутерброды, конфеты, пирожные, коньяк, шампанское и прочее. Театралы, уж совсем «недостаточные в средствах», были вынуждены скромно «освежаться чаем». Как вспоминали некоторые старожилы, бывшие в ту пору детьми, самым притягательным для их внимания предметом было не столько сценическое действо, сколько оркестровая яма и суфлерская будка. Находясь в преклонном возрасте, когда и от театра давно не сохранилось и следа, многие продолжали с восхищением описывать технические достижения старого тетра: поднимающейся занавес, электрическое освещение и возможность проводить смену декораций по ходу действия. Трогательное воспоминание одной «маленькой театралки» в таких словах отразили ее детские переживания от встречи с волшебством сцены: «И проход с Красной в эту арку, что вела в театральный сад, и фонтан, в котором плавали какие-то крохотные рыбки, и музыку в саду, и вкус мороженного, и даже звук поднимающегося занавеса – помню отчетливо, как вчера это было. А теперь, прошло девяносто лет – из Лабинской нас выгнали, как буржуев – и, представьте, когда вспоминаю старый театр, детские ощущения чуда и сказки снова возникают в сознании». (записано со слов Щербининой Клавдии Феропонтовны) 

Театр был окружен небольшим садиком с фонтаном, цветниками, лавочками, мощенными дорожками и электрическими фонарями. На территории сада в летний сезон работали открытый ресторан-веранда, буфет и эстрада, на которой по заявленным дням играл «оркестр военной музыки». Доступ в сад для посетителей театра был свободным, а с остальной публики взималась входная оплата. 


Бывшая иркутская купчиха, в ходе Гражданской войны потерявшая все и волею судьбы заброшенная в Лабинскую. Не успев эмигрировать, эта роскошного вида дама провела в станице остаток своих дней. Фотография 1912 года. Из частной коллекции

Со временем местные творческие силы так окрепли, что начали ставить большие представления по произведениям русских классиков А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Т.Г. Шевченко, А.Н. Островского. А из зарубежных авторов были популярны Шиллер, Г. Гауптман, Г. Ибсон. Если театральный вечер предполагал музыкальные постановки (оперы, водевили, оперетты), то чаще на музыку П.И. Чайковского, М.И. Глинки, Д. Верди, Д. Россини, Ж. Оффенбаха и др. Репертуар, хоть и не из утонченных, но зато аншлаги и кассовые сборы обеспечивал. В 1910-15-х гг. география гастрольных поездок местной любительской труппы распространялась на Армавир, Ростов, Львов, Батум. В свою очередь в Лабинской давали спектакли артисты из Москвы, Харькова, Владикавказа. Большим успехом у местного зрителя пользовались украинские гастролеры со спектаклями «Наталка – Полтавка», «Тарас Бульба», «Запорожец за Дунаем». 

Лабинская театральная сцена использовалась не только для драматических или музыкальных постановок, но и для проведения станичных общественных, патриотических и благотворительных мероприятий. Об одном из таких в 1914 году писала армавирская газета «Отклики Кавказа»: 

«12 октября местными любителями сцены была поставлена в пользу Лабинского лазарета для раненых пьеса на малороссийском языке «Майська ничь, або утопленыця». Сбор получился приличный. Пьеса и дивертисмент прошли блестящи. В начале хором под управлением И.В. Козлова были исполнены русский и английский гимны. Недурно пел хор в дивертисменте. Вообщем, спектакль, как уже упомянуто, прошел хорошо» («Отклики Кавказа», 17 октября 1914, № 232). 

Станичное духовенство, обеспокоенное падением нравственного состояния паствы, в сердцах сетовало: «Охлаждению благочестия много способствуют театральные представления. Сцена – это для наших любителей-интеллигентов те подмостки, с которых они «с позволения начальства» под видом просвещения народных масс медленно, но верно вытравляют всякое религиозное и патриотическое чувство» (ГАСК. Ф. 135. Оп. 66. Д. 624. Л. 79). Понимая мотивы автора цитаты, но излишне не драматизируя ситуацию, все же заметим, что станичная сцена способствовала в какой-то мере разумному развлечению, облагораживанию нравов и воспитанию вкусов населения, что в дополнении с духовными назиданиями приносила добрые плоды. 

В 1920-м году театр был национализирован. Лишившись хозяев, он постепенно ветшал. Доведенный до неприглядного вида, был объявлен аварийным и снесен в начале 30-х гг. Сейчас редкий старожил точно укажет место, где располагался прежде такой значимый для лабинской публики очаг культуры. В советское время на месте сада и театра были построены кинотеатр «Родина», городской суд и многоквартирный дом. 

Электробиографы (кинотеатры) 

С появлением в станице кинематографа новое развлечение полностью захватило лабинцев. Самым известным биографом (кинотеатром) был частный, принадлежавший Азнаурову. Находился он на Красной улице в собственном помещении. Один из первых станичных биографов принадлежал Мултанову. Располагался он в одноименном саду на Красной улице, но работал только в теплое время года. Картины привозили самые свежие и разнообразные. Всегда популярные на Лабинском экране боевики, мелодрамы и комедии предварялись показом хроники. Большим интересом пользовались и документальные ленты. Как отмечали современники, они «дают возможность лицу, не имеющему средств на путешествия, насладиться красотами всех стран света и приобрести лишние познания по культуре земли и технике труда». («Отчет о состоянии 13 Благочиннического округа Кубанской области за 1907 год» исправляющего должность благочинного, священника Веселова Николая Васильевича. ГАСК. Ф. 135. Оп. 66. Д. 624. Л. 70 – 80.) 

...

Продолжение следует...


Автор: Виталий Якубов, научный сотрудник Лабинского музея

Из материалов Лабинского музея истории и краеведения им. Ф.И. Моисеенко


Галерея

Смотрите также
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.