+7 °С облачно
$ - 61.66 руб.
€ - 75.21 руб.

Духовная жизнь

Церковная лампада затеплилась в здешних местах уже с появлением первых русских поселенцев. После устройства Махошевского укрепления, заселения станицы и относительного умиротворения района духовная сторона обрела себе то важное место в жизни населения, какое предначертано ей было всем ходом бытия. Станичники-первопоселенцы были в большинстве своем православные, из 296 казачьих дворов Лабинской 244 пребывали «в ограде греко-российской Церкви». 17 старообрядческих (или, как тогда говорили, «раскольничьих») дворов именовали себя последователями «древнеистинноего христианского вероисповедования». Остальные 35 семейств принадлежали к инославным верованиям. В частности, в это число входили офицеры и казаки – выходцы из польских областей, исповедовавшие римокатолицизм.


Складень. Принадлежал одному из лабинских старообрядческих семейств. Медь, литье, эмаль, XIX в. Из частной коллекции

Николаевская церковь

Архивные документы говорят о том, что небольшой молитвенный дом в станице появился уже в 1842 году. Находился он в самом центре, на площади – позднее названной Церковной (территория современного городского парка) и просуществовал до 1855 года. В тот год наказной атаман Кавказского линейного казачьего войска генерал-майор Н.А. Рудзиевич поставил перед Главным штабом вопрос о переносе Лабинской линии в глубь Западного Кавказа. Через год началось строительство Мало-Лабинской линии. С ее возникновением граница активных военных действий отодвинулась от станицы, что позволило войсковому начальству озаботиться окончательным закреплением и благоустройством жизни. А так как духовная составляющая была одним из важнейших компонентов общегосударственной системы религиозного попечения о населении, то Высочайшим Повелением Государя Императора на постройку церкви в станице Лабинской из сумм Войскового Правления Кавказского линейного казачьего войска в 1855 году было отпущено 9 000 рублей. И в 1856 году на месте старого построили новое деревянное, на каменном фундаменте, покрытое железом молитвенное помещение. Престол в храме освятили во Имя Перенесения мощей Святителя и Чудотворца Николая (Святая Церковь чествует это событие ежегодно 22 мая). Благочестивые предки почитали Святого Угодника, как своего защитника и покровителя, потому и станичный храм был назван в его честь. С другой стороны, в сердцах лабинцев сохранялась благодарная память о «Бозе почившем» Императоре Николае Павловиче, в царствование которого была поселена станица. Этот момент придавал церкви дополнительное значение. Постепенное умиротворение района отразилось и на жизни прихода. Деятельность общины приняла отпечаток патриархального довольствия, спокойствия и размеренности. К 1867 году за счет Кубанского казачьего войска в храме был установлен новый иконостас. Душепопечение и богослужебная жизнь осуществлялись благочестивым священником Ильей Бальбуциевым и двумя причетниками.

С переводом в станицу священника Иллариона Смарагдова в 1882 году жизнь прихода значительно оживилась. Энергичный о. Илларион с активными помощниками в лице церковных старост сначала С.И. Пожаренко, а позднее А.М. Нитипина взялись за дело. В короткий срок были построены сторожка, церковная ограда, удобное помещение для приходской школы. В ту пору отец Илларион, как «пламенный работник на ниве духовного просвещения», не раз был отмечен и поощрен Ставропольским епархиальным начальством.

В 1888 году Николаевскую церковь вновь расширили, пристроив каменную колокольню. В верхней части, в куполе и сводах храм украсили священной живописью из библейской истории. Но и этого уже было недостаточно. Станица все время прирастала населением, поэтому священноначалие отмечало: «Храм поместительный, но только по числу казаков». Стараниями церковных старост и доброхотными пожертвованиями прихожан даже в годы русско-турецкой компании и Великой войны 14-го года, Николаевская церковь украшалась ценными художественными иконами, утварью, содержала за свой счет духовенство и приходскую школу. В начале XX века храм был расширен в последний раз. Слева пристроили придел во имя Святой Великомученицы Екатерины, а справа - во имя Равноапостольного царя Константина. Причт к 1915 году состоял из двух священников – Карпа Руденко и Николая Веселова, диакона Ипполита Мерцалова, двух псаломщиков – Дмитрия Лаврова и Петра Петрова. Средства для содержания духовенства составлялись из аренды за землю – по 22,5 десятины каждому священнику, 15 десятин диакону и по 7,5 десятин псаломщикам, а так же казенного жалованья и оплаты за требоисполнение.



Икона Святителя Николая. В настоящее время принадлежит семье потомков лабинский казаков-первопоселенцев. Ок. 1870-е гг. Из частной коллекции



Икона Владимирской Божьей Матери из Николаевской церкви ст. Лабинской. В настоящее время находится в Свято-Успенском храме. Современная фотография

Отрадно отметить тот факт, что станичное духовенство и даже священники, состоявшие за штатом по состоянию здоровья или в силу преклонного возраста, были активными проповедниками «слова Божия» не только с церковного амвона или кафедр приходских училищ, но и во всех станичных учебных заведениях. Вообще, школы Николаевского и Успенского приходов в станице Лабинской с момента своего открытия из года в год отмечались Церковным начальством как «примерные и усердные в деле религиозно-нравственного воспитания учащихся».



Вид здания церковной школы при Николаевском приходе на бывшей Церковной площади. Фото 50-х гг. ХХ века, территория современного парка. Из фондов Лабинского музея



Свидетельство об окончании Николаевской церковно-приходской школы, выданное Тарасенко Дмитрию. Ст. Лабинская, 7 июня 1906 г. Из фондов Лабинского музея

Со временем в ограде при Николаевской церкви сложился небольшой станичный некрополь. На нем нашли себе место последнего упокоения влиятельные люди старой Лабинской. В первую очередь – офицеры, участники Кавказской войны, духовенство, служившее в приходе, маститые купцы, станичная интеллигенция. В начале 30-х годов XX века церковь и кладбище с красивыми памятниками уничтожили. Совсем недавно незаметно исчезла маленькая сторожка, в которой ранее крестили стольких жителей Лабинской. В напоминание о существовавшем на этом месте храме теперь остались лишь объем бывшей приходской школы (здание современного выставочного зала, охраняемое государством как исторический памятник) и слова, произнесенные в 1916 году одним из ее старых священников: «…он (Николаевский храм) дорог лабинцам не за свою красоту и величественную внешность, а как исторический памятник их боевых схваток с горцами». (Ставропольские Епархиальные ведомости № 20, за 1916 г.)

Успенская церковь

Историю Успенской церкви можно проследить с конца XIX века. Население Лабинской быстро увеличивалось, и построенная казаками Николаевская церковь уже с трудом вмещала всех молящихся. Тогда проживавшие в станице «иногородние» вышли с ходатайством перед епархиальными властями о постройке нового храма. Место для церкви определили в центре, на Красной улице, среди старинного станичного кладбища, на котором с начала 40-х и до 60-х годов XIX хоронили офицеров, казаков и солдат, погибших в стычках с горцами при Махошевском укреплении и Лабинской станице.

Строительные работы были начаты весной 1888 года, и к концу 1890-го в основном завершены. Кирпичное, на каменном фундаменте, покрытое железом здание, внутри было оштукатурено и окрашено масляной краской. В одном из отчетов о состоянии прихода местный благочинный так характеризует построенный храм: «церковь крепка для богослужения, удобна и поместительна». 31 января 1891 года новый станичный храм освятили, и с тех пор в Лабинской долгое время существовали две православные общины. Границей между двумя приходами была улица Центральная (ныне Пушкина). Южная часть станицы относилась к Успенскому приходу, а северная – к Николаевскому.


Общий вид Успенской церкви в 50-х гг. ХХ в. Фото из Лабинского архива

Успенская церковь двухпрестольная. Главный алтарь освящен в память Успения Божьей Матери (Святая Церковь вспоминает это событие ежегодно 28 августа). Северный придел освящен в честь Преподного Серафима Саровского (память этого святого чествуется дважды в год 15 января и 1 августа) Серафимовский придел был устроен на личные пожертвования одного из Лабинских купцов в начале XX века.

Первым настоятелем в Новой церкви (так долгое время в просторечии называли Успенский храм) был священник Александр Хламов. К сожалению, по состоянию здоровья этот ревностный пастырь недолго возглавлял общину. Он ушел из жизни в довольно молодом возрасте, оставив после себя добрую память тем, что успел создать при храме попечительство, задачами которого по мысли основателя должны были быть «...духовное просвещение, забота о вдовах и круглых сиротах».

После кончины о. Хламова, следующим настоятелем в Успенской церкви долгое время был священник Григорий Стрельбицкий. До 1922 года он нес попечение о духовной жизни паствы. Приехав в станицу еще молодым человеком о. Стрельбицкий с энтузиазмом занялся миссионерской, просветительской и преподавательской деятельностью. Импозантный пастырь очень скоро стал деятельным участников местного административного общества. Интересная фигура нашей церковной истории - отец Григорий: при всех безусловных административных талантах обладал некоторыми особенностями характера, присущими людям его среды, положения и амбиций.

Успенской общине повезло иметь в среде своих попечителей и жертвователей весь цвет станичного купечества. Семьи Суриных, Сушковых Изосимовских, Кухарцовых, Тюриных неустанно заботились о процветании прихода. Их попечением весьма безбедно содержалось духовенство и семь школ с 211 учащимися. Непрерывно шли работы по расширению и украшению храма, пополнению церковной ризницы и библиотеки. В составе Успенского причта в 1916 году были: два священника - Григорий Стрельбицкий и Павел Соколов, диакон Василий Парадиев, два псаломщика – Сергей Шатоба и Василий Кухианидзе. На содержание причта советом церковных попечителей определено было 115 десятин земли. Для священников – по 34,5 десятины, диакону – 23 десятины, для псаломщиков по 11,5 десятин.


Икона Спасителя из Свято-Успенского храма. Современная фотография

Старинное, с двойной историей кладбище в ограде Успенской церкви с большими потерями кое-как сохранялось до начала 60-х годов XX века. О том, какой изумительной работы надгробия, памятники, ограды и часовни находились на нем, до сих пор рассказывают старые лабинцы. До конца 1920-х годов с трудом оберегался небольшой закрытый «почетный» участок кладбища, на котором были погребены казачьи офицеры, герои Кавказской войны, русско-турецкой компании и Великой войны 1914-1918 гг., коими так гордилась станица. В старину посещение этих захоронений предполагалось только родственниками усопших или казаками, выразившими желание поклонится подвигу станичных героев. Причем, последним проход был доступен только в поминальные и высокоторжественные дни. Вход «иногородним» в этот станичный военный некрополь в ту пору был ограничен

В 1914 году в Лабинской было начато строительство нового здания для мужской гимназии. Домовая церковь в честь Преподобного Сергия Радонежского при этом учебном заведении просуществовала до 1920-х годов. Духовником и законоучителем (преподаватель Закона Божьего) при гимназическом храме был священник Михаил Бессонов. Бывшее церковное помещение и теперь располагается на втором этаже в левом крыле здания профессионального училища № 43, но сейчас оно используется как спортивный зал.


Диакон Михаил Бессонов с супругой после окончания Ставропольской духовной семинарии. В скором времени был назначен священником и законоучителем к церкви Преподобного Сергия Радонежского при Лабинской мужской гимназии. Фото ок. 1914 г. Из семейного архива Ю.М. Калаушиной-Фиртич (г. Санкт-Петербург)

В 1909 году местной общиной старообрядцев поморского толка был построен молитвенный дом в честь Святого Михаила Архангела. Находился он на улице Телеграфной (ныне - Турчанинова), рядом со зданием казачьей школы (сейчас СОШ № 7). В начале 50-х годов XX века молитвенный дом был закрыт и уничтожен по распоряжению местных властей.

...

Продолжение следует...


Автор: Виталий Якубов, научный сотрудник Лабинского музея

Из материалов Лабинского музея истории и краеведения им. Ф.И. Моисеенко




Смотрите также
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.