Выход был один – идти напролом!

Николаю Васильевичу Ростовскому суждено было стать первым в истории лабинской земли Героем Российской Федерации. Одновременно одним из первых он открыл и ее скорбный список тех 26 воинов-лабинцев, которые погибли в боях первой и второй антитеррористических кампаний на Северном Кавказе.

Родился Николай 10 июля 1971 года в городе Лабинске Краснодарского края в семье Василия Павловича и Надежды Ивановны Ростовских. Рос будущий герой спокойным и в то же время добрым и справедливым мальчишкой. Когда исполнилось 7 лет, Николай пошел учиться в первый класс первой школы родного города. Там он стал пионером, а в апреле 1986 года был зачислен в ряды комсомола. И это совсем не случайно! Какое бы дело Николаю ни доверяли учителя, он всегда его выполнял. Во время учебы в старших классах он с особой ответственностью относился к занятиям по начальной военной подготовке. Так, например, 7 мая 1988 года учащийся средней школы № 1 г. Лабинска Николай Ростовский был награжден грамотой горкома ВЛКСМ за добросовестное отношение к занятиям на учебно-полевых сборах.






Промчались годы, и для Николая пришло время проститься со школьной скамьей. Окончив 10-й класс, он пошел работать на консервный завод. Некоторое время спустя, решив связать свою жизнь с защитой Отечества, Николай Ростовский поступил в Ульяновское гвардейское высшее танковое командное училище. В 1991 году после расформирования этого военного учебного учреждения Николай продолжил учебу в Ташкентском высшем танковом командном училище имени маршала бронетанковых войск П.С. Рыбалко по специальности «командная тактика танковых войск». В 1993 году лейтенант Ростовский стал его выпускником и по распределению был направлен во Владикавказ, где его назначили на должность командира танкового взвода 141-го отдельного танкового батальона Северо-Кавказского военного округа. Когда Николай прибыл на место службы, сразу же сообщил семье, что «в Сочи попал!», успокаивал родных тем, что служить будет рядом с домом. Для выпускников Ташкентского танкового училища этот курорт в целом означал Северный Кавказ. Но юные лейтенанты тогда еще и не догадывались, что для тех, кто попадет в «Сочи» будет светить не теплое южное солнце, а вспыхнет адское пламя чеченского конфликта.



Начавшаяся кровопролитная война с первых дней стала тяжелым испытанием для российских солдат и офицеров, принося с собой большие жертвы. Оборвала она и жизнь отважного танкиста Николая Ростовского. Произошло это 28 декабря 1994 года во время боевой операции федеральных войск по блокированию села Октябрьского, через которое проходила дорога на Грозный.

Для выполнения того задания танковый взвод 141-го ОТБ под командованием лейтенанта Ростовского был придан 2-й парашютно-десантной роте 234-го парашютно-десантного полка для совместных действий. В ходе продвижения колонна наткнулась на хорошо замаскированный и оборудованный опорный пункт дудаевцев. Боевики отлично подготовились к обороне, имея в наличии две гаубицы, два танка, бронетранспортер, боевую машину пехоты и прочее вооружение. Сепаратисты первыми открыли огонь, рассчитывая на эффект внезапности. Завязался жестокий и кровопролитный бой.

Его подробности впоследствии изложил чудом уцелевший танкист из экипажа Т-72 лейтенанта Николая Ростовского младший сержант Эдуард Садовничий: «Наш танковый взвод сопровождал колонну воздушно-десантных войск. По пути следования появились первые потери. Одна машина подорвалась на мине. Две другие благополучно дошли до села Октябрьского.

Дальше начался кромешный ад. Мы попали под прицельный огонь боевиков. В ответ ничего не смогли сделать. Туман не давал возможности определить местонахождение противника. Пытались огрызаться, но толку от этого было мало. Через некоторое время стрельба прекратилась. Появилась возможность окопаться и занять круговую оборону. Когда туман немного отступил, мы увидели чеченский танк. Скоротечный обмен выстрелами – и враг не выдержал, покинул занятую позицию. Тут мы его и накрыли.

Не успела колонна выйти на исходную, как снова началась беспорядочная пальба. В один миг сгорели два ГАЗ-66 с десантниками на борту. Появились убитые и раненые. Выход был один – идти напролом. И лейтенант Ростовский принял такое решение.

Буквально пробив густую стену тумана, мы вскочили на огневые позиции противника. Стрелял пулемет, громыхали пушки, бежали боевики, но мы этого уже не замечали. Наш командир бил прямой наводкой. После каждого выстрела бежавших становилось все меньше и меньше. Затем офицер скомандовал, чтобы механик-водитель «проутюжил» батарею. Четыре искореженные пушки замолчали навсегда.

Но бой на этом не закончился. Мы увидели впереди наши «бээмпэшки». Одна была окутана дымом, а со второй велась стрельба. Тут мы поняли, что наши ребята попали в западню. Попытались им помочь. Несколько наших выстрелов достигли цели. Но на этот раз не повезло и нашему экипажу. Нас подбили. Танк начал гореть. Поступила команда покинуть машину. Выбраться сразу я не смог. Люк мой заклинило. Дальше ничего не помню. Пришел в сознание, когда пламя начало подбираться к лицу. Кое-как дотянулся до пульта управления и отключил систему. Это дало мне возможность опустить казенник, тем самым и освободил путь к месту наводчика. Когда выбрался наружу, услышал голос майора-десантника (фамилию не помню). Он кричал, чтобы я ложился под танк и до конца стрельбы не высовывался. Возле танка нас было трое. Понял, что экипаж в сборе. Но, пощупав пульс у лейтенанта Ростовского, я застонал: взводный был мертв. Механик-водитель ефрейтор Насонов был еще жив. Он то и дело повторял: «Эдик, помоги, мне больно». Я сделал ему обезболивающий укол.

Позже подъехали наши десантники. При мне Александра Насонова и Николая Васильевича Ростовского вывезли с поля боя. Так я потерял своих боевых друзей. Как стало известно позже, ефрейтор Насонов от полученных ран скончался...» («Бой первый, бой последний» // Специальный выпуск «Военного вестника Юга России», 1996 год).

О действиях молодого лейтенанта Николая Ростовского сегодня может также рассказать текст описания того рокового боя: «Приданный десантникам танк Т-72, наступавший на опорный пункт впереди всех, вдруг развернулся в 20 м до позиции боевиков и уехал обратно. Оказалось, у лейтенанта-танкиста [командир взвода 141 ОТБ лейтенант Николай Васильевич Ростовский] за сутки до этого поменяли экипаж: дембелей отправили домой, новобранцев набрали, и, когда боевая машина пошла в атаку, выяснилось, что наводчик-оператор не умеет стрелять. Лейтенант - командир машины отогнал её в овраг, сел на место наводчика и, что было сил, рванул обратно – на подмогу товарищам. С начала атаки прошло всего 15 минут, но за это время чеченские гранатомётчики сожгли обе БМД [боевая машина десанта]. Тем не менее, десантникам удалось уничтожить одну и отбить другую гаубицу, а главное, сблизившись на 100-150 м, - отсечь огнём вражеские экипажи от их танков. Подоспевший лейтенант-танкист метким выстрелом с ходу подбил неприятельскую "бээмпэшку" [боевую машину пехоту], а другой снаряд дослал вдогон уносившей ноги вооружённой толпе. Правда, сразу же со стороны села прилетел ПТУР [противотанковая управляемая ракета], подорвав наш Т-72. Выскочив вместе с экипажем из горящего танка, лейтенант тоже было стал стрелять из автомата, но скоро упал, подкошенный вражеской очередью, рядом с опалённой броней». (Засада у н.п. Октябрьское/ http://botter.livejournal.com/127064.html).

В ходе боевой операции по блокированию села Октябрьского армейцы уничтожили опорный пункт сепаратистов. Николаю Васильевичу Ростовскому за совершенный в том бою подвиг Указом Президента РФ от 1 марта 1995 года было посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

10 октября 1995 года в Лабинске побывали командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-лейтенант Анатолий Квашнин и краевой военный комиссар генерал-майор Владимир Трофименко. В этот день они вручили семье Ростовских Золотую Звезду и Грамоту с Указом Президента РФ о присвоении звания Героя России Ростовскому Николаю Васильевичу. Впоследствии генералы побывали на митинге в средней школе № 1 и вместе с родителями Николая, его вдовой, представителями местной власти, учителями и учащимися почтили память героя минутой молчания.

В память о Николае Васильевиче Ростовском средней школе № 1 г. Лабинска присвоено его имя, а на ее главном здании установлена мемориальная доска. В 2001-м году во дворе этого учебного заведения была торжественно открыта Аллея Н.В. Ростовского. Там же находится памятный знак Герою. Имя Николая Ростовского также увековечено на Аллее Героев, расположенной на площади Победы. В честь погибшего в бою с дудаевскими бандитами лейтенанте-танкисте носит свое название и одна из улиц Лабинска.


Евгений Виноградов,
директор Лабинского музея истории
и краеведения им. Ф.И. Моисеенко,
член Лабинского отделения Русского
географического общества 



Галерея

Смотрите также
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.
Лабинский район. Страницы далекого прошлого
В статье речь пойдет об освоении территории Кубани в эпохи каменного, бронзового веков, а также о следах, оставленных древними племенами на территории района и сохранившимися до наших дней.