На Фелицынских чтениях говорили об актуальных проблемах выявления и сохранения объектов археологического наследия

На Фелицынских чтениях говорили об актуальных проблемах выявления и сохранения объектов археологического наследия

С 23 по 25 октября в Краснодарском краевом музее работала юбилейная межрегиональная научно-практическая конференция 20-е «Фелицынские чтения». В этом году чтения посвящены 170-летию основателя Кубанского Войскового музея (ныне КГИАМЗ им. Фелицына) Евгения Дмитриевича Фелицына. Учредителями юбилейных - двадцатых чтений выступили Министерство культуры Краснодарского края, Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Е.Д. Фелицына, Государственный исторический музей, Южный филиал Научного совета исторических и краеведческих музеев Российской Федерации, Южный филиал Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева.

Магистральной темой докладов этого года была проблема сохранения, изучения и музеефикации историко-культурного и природного наследия. Этот вопрос обсуждали историки, краеведы, музейные работники и представители ведущих научных центров и музеев Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской и Иркутской областей, республик Северная Осетия-Алания, Кабардино-Балкария, Ингушетия и Карачаево-Черкессия, а также их коллеги из Москвы.

В рамках работы секции «Актуальные проблемы охраны и популяризации историко-культурного наследия» обсуждались наиболее острые вопросы, связанные с проблемами выявления и сохранения объектов культурного и археологического наследия. Этой теме была посвящена статья сочинского археолога Никиты Владимировича Кондрякова и старшего научного сотрудника Лабинского музея Юлии Борисовны Кисленко.

В год 170-летия Е.Д. Фелицина - ученого, музееведа, общественного деятеля, положившего немало сил в дело изучения и сохранения историко-культурного наследия – актуальность проблем сохранения памятников приобретают еще более острое звучание. Ведь именно Фелицыным были проведены одни из первых мероприятий по выявлению, описанию и сохранению археологических памятников Кубани. 140 лет назад Евгений Дмитриевич организовал первое и пока единственное научное исследование Баговских дольменов – уникального мегалитического комплекса эпохи бронзы, расположенного в предгорном районе бассейна реки Лабы.

Сегодня в связи с юбилейными мероприятиями у нас есть дополнительный повод поговорить о проблемах охраны памятников – дела, которому была посвящена вся жизнь великого кубанского подвижника - ученого Е.Д. Фелицына

Тема, выдвинутая на обсуждение Чтений археологом Кондряковым, звучит остро и злободневно – «Проблемы выявления и сохранения объектов культурного и археологического наследия». Мы говорим о некоторых противоречиях современного российского законодательства, препятствующего выявлению объектов, обладающих признаками объекта археологического наследия.

В своей работе мы опирались на положение основного Закона государства – Конституции РФ (статья 44) о том, что «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры». А также – на ратифицированную Президентом РФ Д. Медведевым Федеральным законом № 163 от 27.06.2011 Европейскую конвенциею об охране археологического наследия (пересмотренную) (1992). Среди положений Конвенции хотелось бы отметить следующие: «Статья 2. ii) создание археологических заповедников даже там, где нет видимых остатков на суше или под водой, с целью сохранения материальных свидетельств для изучения будущими поколениями. iii) обязательное уведомление компетентных органов тем, кто случайно обнаружил элементы археологического наследия, и их передачу на обследование… Статья 3. Для того чтобы сохранить археологическое наследие и гарантировать научную значимость археологических исследований, каждая Сторона обязуется: ii) обеспечивать, чтобы раскопки и другие потенциально разрушительные методы велись и применялись только квалифицированными специалистами, получившими на то специальное разрешение…Статья 9. Каждая Сторона обязуется: i) вести просветительную работу с целью обеспечения и углубления осознания общественностью значения археологического наследия для понимания прошлого и угроз этому наследию; ii) поощрять доступ общественности к важным элементам ее археологического наследия, особенно к местам раскопок, и способствовать показу общественности приемлемых подборок археологических объектов…»

Согласно Конституции РФ (статья 15, пункт 4): «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Таким образом, мы не можем игнорировать ратифицированную Европейскую конвенцию об охране наследия т.к. она имеет статус международного договора и выше любого ФЗ согласно Конституции РФ.

Однако согласно Федеральному закону № 73-ФЗ от 25.06.2002 (ред. от 03.08.2018) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов российской Федерации», в статье 45.1. «Порядок проведения археологических полевых работ» (введена Федеральным законом от 23.07.2013 N 245-ФЗ) указывается на единственный путь выявление археологических объектов только при наличии открытого листа: «Работы по выявлению и изучению объектов археологического наследия, включая работы, имеющие целью поиск и изъятие археологических предметов (далее - археологические полевые работы), проводятся на основании выдаваемого сроком не более чем на один год разрешения (открытого листа). Поиск археологических предметов и их изъятие из мест залегания могут производиться исключительно в составе археологических полевых работ».

На запрос Н.В. Кондрякова в Министерство культуры РФ об уточнении порядка выявления объектов, обладающими признаками ОКН (объекта культурного наследия) и ОАН (объекта археологического обследования), был получен следующий ответ. Письмом № 8737-12-02 от 01.08.2018 г. Минкульт разъясняет: «Сообщаем, что согласно абзацу 4 пункта 1 статьи 16.1 Федерального закона от 25.06.2002 №73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" работы по выявлению объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия, за исключением объектов археологического наследия, могут осуществляться физическими или юридическими лицами самостоятельно в соответствии с государственными программами, а также по заказам физических или юридических лиц за счёт заказчика. Работы по выявлению объектов археологического наследия осуществляются в соответствии со статьей 45.1 указанного Федерального закона.

Согласно пункту 16 статьи 16.1 Федерального закона объекты археологического наследия считаются выявленными объектами культурного наследия со дня их обнаружения лицом, получившим разрешение (открытый лист) на проведение работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия».

Усугубляет ситуацию и Приказ Министерства культуры РФ № 2328 от 01.09.2015 г. о фактической «секретизации» археологии. Был утвержден перечень отдельных сведений об объектах археологического наследия, которые не подлежат опубликованию (утв. Приказом Министерства культуры РФ от 1 сентября 2015 г. N 2328):

1. Сведения о местонахождении объекта археологического наследия (адрес объекта или при его отсутствии описание местоположения объекта).

2. Фотографическое (иное графическое) изображение объекта археологического наследия.

3. Описание границ территории объекта археологического наследия с приложением текстового описания местоположения этих границ, перечень координат характерных точек этих границ в системе координат, установленной для ведения государственного кадастра объектов недвижимости.

4. Сведения о наличии или об отсутствии зон охраны объекта археологического наследия.

5. Сведения о расположении объекта археологического наследия, имеющего вид "памятник" или "ансамбль", в границах зон охраны иного объекта культурного наследия.

6. Сведения о предмете охраны объекта археологического наследия

Таким образом, налицо явные противоречия существующего законодательства. Некоторые позиции действующего Федерального закона №73-ФЗ, касаемые выявления ОКН и ОАН, а также позиция Министерства культуры РФ в плане «секретизации» сведений об археологическом наследии противоречат как основному Закону РФ (Конституции РФ), так и ратифицированной РФ Европейской конвенции об охране археологического наследия 1992 года (пересмотренной). Особенно это прослеживается в плане выявления и популяризации объектов археологического и культурного наследия. Конвенцией предусмотрено обязательное наличие специального разрешения (Открытого Листа) лишь при любых разрушительных или приборных методах исследований. Также конвенцией предусмотрено обязательное уведомление компетентных органов тем, кто случайно обнаружил элементы археологического наследия. Соответственно предполагается принятие определенных мер «компетентными органами». Но, согласно пункту 16 статьи 16.1 73-ФЗ, любое лицо, не имеющее Открытый лист, не имеет права выявлять объект археологического наследия.

Получается парадоксальная ситуация. Мы можем ходить по лесам, горам, полям – встречать на своем пути – визуально созерцать наскальные рисунки, петроглифы, стоянки каменного века, дольмены, менгиры, крепостные стены, курганы, древние городища, селища… - понимать, что это памятники и что им требуется охрана, и - … бездействовать! В рамках буквального исполнения законодательства нам фактически запрещено говорить и писать о найденных объектах наследия публично. Даже, будучи высоко профессиональным археологом, государственным экспертом по историко-кульурному наследию, музейным сотрудником, да и просто краеведом-любителем, мы не сможем классифицировать увиденный объект, как объект, обладающий признаками ОАН, т.к. не имеем на то разрешительного «мандата» - открытого листа. Но ведь эти объекты визуально осязаемы и для их выявления не требуется применение каких-либо разрушительных или приборных методов! Сотни уже найденных туристами и краеведами объектов археологического наследия будут ждать уполномоченного лица с открытым листом, чтобы он их официально «выявил»? Незаконное же выявление ОАН ведет к уголовной ответственности, и подобная процедура действует в российском законодательстве с июльской 2013 года редакции 73-ФЗ.

Будучи эти летом вместе с археологом Армавирского музея А.П. Лопатиным на средневековом городище Куньща (Лабинский район), мы наблюдали типичную картину: прямо через выявленный ОАН проложена широкая колея, раскатанной многочисленными лесовозами дороги. Мы шли по осколкам, разбитой в крошку керамикой. Но при этом не имели права ее собирать, так как это бы классифицировалось незаконным изъятием археологических предметов.

Сделаю небольшое отступление в сторону палеонтологии. Музейные собрания лишены теперь и возможности формирования палеонтологических коллекций. В исполнении закона «О недрах», мы попадаем в юридическую ловушку: сбор палеонтологического материала классифицируется, как незаконная добыча полезных ископаемых. На сбор окаменелостей можно получить Лицензию в Министерстве природы, но подобная процедура практически невыполнима и отбивает всякое желание палеонтологических сборов. "Как только вы попытаетесь сделать эти сборы сырьем - или еще хуже, снабдив этикетками объекта "научной и музейной ценности" - вот здесь будет основательная проблема с законом. В любом случае – то, что не этикировано - просто камень, то, что с этикеткой - определенный объект." Как в подобных условиях можно популяризировать палеонтологию и выращивать молодые кадры – уму не постижимо. В связи с этим нам пришлось прикрыть действующий многие годы на базе музея детский палеонтологический кружок.

Но вернемся к проблемам выявления ОАН. Хочется поднять вопрос о компетентности, стандартной невнимательности или коммерческой заинтересованности представителей археологических частных фирм, действующих с «мандатом» открытого листа. Выявлением, разведкой занимается не Управление государственной охраны, а фирмы материально заинтересованные под заказчика, поэтому и случаются такие парадоксальные ситуации, что произошла в 2014 г. при строительстве ВЛ в районе п. Мирный Лазаревского района г. Сочи (южный склон горы Виноградная, бассейн реки Цуквадж). Памятники археологии федерального значения – группа дольменов III-II тыс. до н.э. «Виноградное» - описанные еще 1970-е годы В.И. Морковиным, отмеченные на топографической карте – причем из 7 только 2 дольмена были заново «обнаружены» (!!!) двумя археологическими конторами ООО «Археологическое общество Кубани» и «Наследие Кубани». Эти 2 дольмена ставятся на охрану, как вновь выявленные. При установке ВЛ – при проведении земляных работ – когда «за всем археолог наблюдал и подписывал нужные бумажки» произошло нарушение (практически уничтожение) целостности культурного слоя и археологических памятников - вновь выявленный дольмен оказался засыпанным землей и остается в таком состоянии до сих пор. Более 4 лет судебных разбирательств ни к чему не привели. Памятник остается в аварийном состоянии.

Итак, имея открытый лист, археолог выявляет ОАН, описание которого должно содержать топосъёмку. Топосъёмку могут делать только лицензированные специалисты - кто-то должен оплачивать эти работы, а они недешевые. Процедура получения открытого листа также требует указания источника финансирования ОЛ. При поступлении в управление госохраны составленный археологом Отчет должен иметь заключение государственного эксперта. Объекту присуждается категория «выявленного объекта археологического наследия». В таком статусе объект может находиться сколь угодно долго, пока не пройдет достаточно дорогую экспертизу государственного эксперта, чтобы быть занесенным в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ». И в тоже время снова парадоксальная ситуация - государственный эксперт не может выявить ОАН без открытого листа…

Мощное движение сочинских краеведов, городского отделения РГО, местных туристических объединений способствует активному выявлению новых ОАН в Сочинском регионе. По большей части это дольмены – памятники визуально осязаемые. Энтузиасты описывают вновь выявленные объекты, фиксирует координаты местоположения по GPS-приемникам. Всего лишь небольшая статистика красноречиво характеризует эффективность поисковой работы общественников. Так на учете Управления государственной охраны Краснодарского края числится чуть более 100 дольменов – это и памятники федерального значения, и выявленные объекты археологического наследия. Однако местным краеведам известно уже более 400 дольменов и список это постоянно обновляется. Мы можем говорить о достаточно серьезном краеведческом движении всего Черноморского побережья Кавказа – это не только Сочинский регион, но и соседние районы городов Туапсе и Геленджика.

Особо хотелось бы отметить активную гражданскую позицию Сочинского отделения Русского географического общества и его действительных членов: Н.В. Кондрякова, руководителя секции археологии и сохранения историко-культурного наследия, Ю.Б. Набережной, руководителя секции экологии и рационального природопользования, Ф.К. Иваненко, председателя СО РГО и др. Именно благодаря им ведется большая исследовательская работа, составляются запросы на придания статуса вновь выявленных ОАН. Только за последнее время было подготовлено 4 письма в Управление государственной охраны по Краснодарскому краю о придании статуса выявленного объекта культурного наследия ансамблю ацангуаров «перевала Аишхо», средневековым селищам г. Бытха VIII-XV вв.., средневековому селищу г. Ахун VIII-XIII вв., усадебным ансамблям «имение Е.Э. Картавцева» и «имение И.И. Новицкого» и др.

Говоря о парадоксальности ситуации сложившейся с выявлением новых памятников, обратимся к примеру ацангуарного комплекса Аишхо. Этот уникальный мегалитический комплекс – таинственный каменный город - расположен на высоте более 2400 м над уровнем моря на снежных склонах перевала Аишхо. Классифицируется объект, как раннесредневековое пастушье поселение. Хотя исследования показывают более раннюю датировку - эпохой бронзы - II тыс. до н.э. Археологи говорят о культовом предназначении ацангуаров. Там же – среди камней - была найдена плита с петроглифами. Причем эта уникальная находка была сделана не археологами, а простыми туристами - Комиссаровым и Климычевым. Исследования ацангуарного комплекса «Аишхо» публиковались на страницах научной литературы: Садовников В.А. «Петроглифы Кавказского биосферного заповедника» (2008), Садовников В.А. «Древние пастушеские поселения кавказского биосферного заповедника». И в тоже время, этого памятника по факту нет – он не стоит на учете. Следовательно, можно без проблем начать строительство – например, очередной горнолыжной трассы.

На волне борьбы с «черными археологами» законодательством создаются препоны в профессиональной деятельности по сохранению и популяризации археологического наследия. При обязательной «непубликуемости» сведений об археологическом наследии согласно приказу Минкульта РФ № 2328 от 01..09.2015 г. фактически сводится на «нет» историческое и археологическое краеведение. Получается - пришли к запрету люди, которым что-то интересно. Даже археолог – с богатым опытом работы, имеющий за плечами не один открытый лист – лишается возможности выявлять ОАН без разрешительных документов. Согласно Федеральному закону компетентность специальности «археолог» сведена до минимума, т.к. археолог без открытого листа также не вправе что-либо выявить и дать своё заключение о том или ином объекте наследия.

А «черная археология» продолжает прекрасно копать. Так, только в нашей предгорной, горной зонах подобные раскопки поставлены на промышленные рельсы. Группы под прикрытием «археологическая экспедиция» имеют прекрасное профессиональное оборудование, карты, спутниковую навигацию, налаженную сеть поставок артефактов, специализированные интернет сайты…

С одной стороны, «воюя» с «черными археологами» и подстраивая под эту неэффективную «борьбу» законодательство (хотя можно было бы просто лицензировать и запретить свободный оборот металлодетекторов) РФ, с другой – абсолютное отсутствие работы с застройщиками, включая мелких. В соответствии с последними правками к Градостроительному кодексу сотни земель отдаются муниципалитетами под застройку без предварительных согласований и соответствующих историко-культурных обследований. Из-за «секретизации» сведений об ОАН муниципалитеты не владеют ситуацией. Плохо налажено взаимодействие Управления по охране памятников с чиновниками на местах – тем более, когда все становится секретным. Как итог – тотальное уничтожение археологического наследия.

Подобное положение дел касается не только объектов археологического наследия, но также объектов культурного наследия. В горах Кавказа, на территории Кавказского Биосферного заповедника и Сочинского национального парка находятся десятки памятников-мемориалов Великой Отечественной войны, сделанных, главным образом, по инициативе и на средства граждан России. За последние годы краеведами были также выявлены несколько комплексов остатков поместий конца XIX - начала XX веков, включающих уникальные гидротехнические  сооружения, до сих пор действующие колодцы, рощи реликтовых растений. К сожалению, в постановке на охрану и этих очевидных объектов культурного наследия было отказано.

В год 170-летия Е.Д. Фелицына – ученого, посвятившего жизнь сохранению и популяризации культурно-исторического наследия, актуальность начатого им дела возрастает в разы. Еще ждут своих исследователей сотни Баговских дольменов, мегалиты Черноморского побережья Кавказа и республики Адыгеи, стоянки древнего человека, наскальные рисунки, курганные насыпи, средневековые селища и крепостные развалы… И, хочется верить, что все они благополучно дождутся своих открытий, а не безвестно погибнут под колесами лесовозов или ударами строительной техники. И что они сохранятся для потомков не только, как физические объекты археологического наследия, но и как хранилища уникальной информации об ушедших тысячелетиях.


Кондряков Никита Владимирович, 

действительный член Сочинского отделения Русского географического общества, 

руководитель секции археологии и сохранения историко-культурного наследия

Кисленко Юлия Борисовна, 

старший научный сотрудник Лабинского музея истории и краеведения им. Ф.И. Моисеенко, 

действительный член Лабинского отделения Краснодарского регионального отделения РГО, 

ученый секретарь

Галерея

Комментарии
0
eon
«Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры».
В нашем городе был памятник-аллея по ул.Халтурина.Кто её спилил и по чьему ведому?    
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Смотрите также
«Это надо живым». Лабинский район, Мостовский район
Цикл программ «Это надо живым» — это путешествие по местам освободительных боев 1943 года. Вместе с современными исследователями мы вспоминаем о героях Лабинского и Мостовского районов края, рассказываем о «Юных мстителях», минометчиках, погибших на Умпырском перевале и трагедии в Михизеевой Поляне.
25 января 1943-го Лабинская земля была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
1 января 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. 25 января 2-я стрелковая дивизия, наступающая в составе 37-й армии Северо-Кавказского фронта, вошла в станицу Лабинскую и другие населенные пункты Лабинского района.